Биография Произведения Интервью Фотографии E-mail
 
 

ПИСАТЕЛЬ НУЖДАЕТСЯ В ЕДИНОМЫШЛЕННИКАХ


- Изменилось нравственное состояние общества. А изменилось ли ваше отношение к творчеству?

- На словах мы все за правду, за гласность и за демократию. Помните, именно с такими добрыми намерениями в середине восьмидесятых начали у нас разрушать страну? И это получилось. А на практике деяния оказались очень далекими от громогласно обещанного. Мне кажется, что мы, сами того не замечая, превратили наши СМИ в прислужницу текущей политики, а многих, естественно, подмял под себя всесильный капитал.
В наше время писать правду нелегко, а искать правду и вовсе порой опасно. Но тем не менее литература и искусство не должны превратиться в королевство кривых зеркал.

- Как рождаются сюжеты ваших произведений?

- Лет десять тому назад в составе парламентской делегации России я посетил далекую Австралию. В Сиднее нас поселили в гостинице недалеко от морского пассажирского порта, расположенного на берегу живописного залива. И вот что меня поразило... С причаливших в порту огромных многопалубных морских кораблей с утра до вечера в город потоком шли туристы. В основном это были люди преклонного возраста, как правило, женщины. Меня это поразило до глубины души. "У нас ведь тоже есть мамы. У кого из вас они выезжали когда-либо вот так путешествовать по городам и весям?" - спросил я у своих спутников. Мой простой, казалось бы, самый обыденный вопрос оказался для них неожиданным. Я вспоминал свою мать, ни разу не выезжавшую за пределы Татарстана... Этот эпизод и связанные с ним переживания вылились со временем в рассказ "Счастье наших матерей". Как правило, никаких сверхзадач, никаких глобальных намерений я перед собой не ставлю, на новые произведения выводят меня вполне естественные мысли и обыкновенные земные переживания.

- Вы рассказывали, что, когда американцы сбросили первые бомбы на Ирак (а это было на рассвете), вас неожиданно покинул сон. Проявилась ли в этом ваша связь с мусульманским миром?

- Своей агрессией американские ястребы лишили спокойного сна не только меня. Они раскололи мир по самой середине. К сожалению, многие не устояли перед политикой кнута и пряника, кто со страха, а кто от корысти стали приплясывать перед зачинщиком войны. Мы не должны быть равнодушными, равнодушных не жалеют. Из равнодушных только шашлык делают.

- Ваша повесть "Белые скалы" проникнута сыновней нежностью к вашей родине Татарстану, светлой памятью о родительском доме. Наверное, тяжело, любя свой родной край, жить в другом месте...

- Не скрою, свою родную деревню, где я родился и вырос, родной мне Татарстан люблю и ни на миг не забываю. Там живут моя мама, взрослые дети, братья и сестра. Каждый город и чуть ли не каждый населенный пункт мне знаком и дорог. Есть друзья и почитатели моего творчества. Скучаю по ним. Знаю, что многим не хватает и меня. Но и в Москве я не чужой, здесь у меня так же много друзей. Здесь знакомые, когда с тобой встречаются, на шепот не переходят, с испугом не оглядываются по сторонам, свободы и демократии значительно больше. Соответственно и искренности. Так что горизонты в столице значительно шире и грех на жизнь жаловаться... Тем не менее я еще обязательно вернусь в свою колыбель - Татарстан.

- За документально-художественную повесть "Крушение" вы удостоены Международной литературной премии имени М.А. Шолохова. Как вы думаете, почему это произведение вызвало такой резонанс в среде патриотов и демократов?

- В этой книге воскрешаются трагические события новейшей российской истории - август девяносто первого и октябрь девяносто третьего. По воле судьбы, будучи в те годы депутатом Верховного Совета России, я оказался в центре исторических катаклизмов, которые привели к разрушению СССР. С краха нашей могучей Родины начались все беды и страдания многих народов Европы и Азии. Если бы мы не поверили тогда щедрым байкам лжедемократов и не доверяли во всем присосавшейся к здоровому телу страны партийной бюрократии, можно было бы многое сохранить и реформировать одновременно.

- У вас большой опыт работы в выборных органах. А вы не думали заново избираться в Думу? Если да, то в какой из многочисленных партий состоите?

- Опыт и желание есть, не скрою. А быть избранным в условиях моего родного Татарстана, если ты беспрекословно не служишь глубоко и надолго окопавшемуся на верхушке власти клану, то это дело безнадежное. Радует то, что не я один озабочен этой проблемой. А что касается моей партийной принадлежности, затрудняюсь и ответить. Но среди кочующих номенклатурщиков меня точно не будет. Надеюсь найти что-то на стыке истинной демократии и подлинного патриотизма. Каждый человек, в том числе и писатель, нуждается в единомышленниках.

- А вам не кажется, что в последние годы как-то малозаметными стали литературные связи между Москвой и Казанью?

- Литературные связи ни с одной из республик Российской Федерации нельзя считать сегодня идеальными. Писатели всюду оставлены наедине со своими проблемами, их творческие и издательские мытарства мало кого сегодня интересуют. А что касается пассивности литературных связей между Москвой и Казанью, то я согласен, тут причина не только в материальном... Литература татарская имеет богатые традиции, в том числе и во взаимосвязях с русской литературой. Я уверен, что если не сегодня, то завтра эти вековые традиции обязательно возобновятся.

- Какая рукопись сейчас на вашем столе, какие темы актуальны сегодня?

- Сегодня на моем рабочем столе незавершенная рукопись о жизни и судьбе молодой пары из захолустного городка, которые в неравной схватке с действительностью отстаивают свое счастье, счастье своих детей.

Беседу вела Марина Переяслова