Биография Произведения Интервью Фотографии E-mail
 
 

Этические экспликации в творчестве Рината Мухамадиева

Резюме. Творчество Р.Мухамадиева занимает особое место в современной татарской литературе. Его произведения отличаются смысловой глубиной, детализацией, художественным своеобразием, тонким народным юмором, что привлекает внимание не только литературоведов, но и специалистов-культурологов, массового читателя.

Ключевые слова: поэтика контрастов, образ, восточная метафоричность, нравственные сентенции, авторские эмоции.

Имя видного татарского писателя и общественного деятеля Рината Сафиевича Мухамадиева стало известно крымским читателям в 80-ые годы ХХ века. Один за другим увидели свет его рассказы «Тишина», «Лесное пугало», «Ранняя осень в деревне», повести «Белые скалы», «Наличники», герои которых – люди инициативные, думающие. Уже в 1996 году читатель получил возможность познакомиться с романом «Мост над адом». Привлекая внимание литературной общественности, одно за другим выходят произведения «Мечта о белых скалах», «Львы и канарейки», «Крушение», «Тени в сумерках». Влюблённость в Татарстан, его славное настоящее и великое прошлое придаёт произведениям писателя ту степень реалистической достоверности, которая делает их интересными и важными не только у себя дома. Р.Мухамадиев – главный редактор федеральной просветительской газеты «Татарский мир», на страницах которой размышляет о насущных проблемах общества, духовной культуре татарского народа. Он зарекомендовал себя как создатель острых по проблематике произведений на темы современности. При этом прозу его органично дополняет публицистика, столь же острая и актуальная. Писателя увлекает задача изображения человека, активно утверждающего принципы новой морали не только на словах, но и на деле, в живой практике созидания. Р.Мухамадиев пишет преимущественно о людях, на земле которых он сам родился, утвердился как большой художник и творит вот уже много лет.
Критики с одобрением отмечают склонность автора к современной проблематике, умение живо и оригинально развивать сюжет, доброжелательную оценку творчеству писателя даёт поэт Валентин Сорокин, в статье «Слово о собрате»: «Рассказы, повести и романы писателя растут из глубинных душевных переживаний и размышлений, радостей и печалей, адресованных другу и соседу, встречному дню и всем нам, действующим на пользу самим себе и своему честному народу, стосковавшемуся по светлому благу и заслуженному счастью. Такова гражданская линия писателя, таково его слово, щедрое и ласкающее, гневное и пронзительное, но всегда – помогающее тебе» [1,с.5]. Уже первые произведения писателя привлекли внимание душевной тонкостью, затаённой взволнованностью, вдумчивым и мечтательным взглядом на мир: «Откуда они, эти добрые лучи радушия и тепла. Щедрое ли солнце льёт свет в распахнутые окна? Мощная, кудрявая зелень цветов ослепляет с подоконника? Или это пышущий жаром самовар? Не стоит гадать. Главное – на душе тепло. Ах, если бы не эта позванивающая в глубине прозрачная льдинка, необъяснимая, безотчётная, беспокоит, звенит и звенит», – пишет он в одном из рассказов[1,с.145]. Мы видим, что природа в рассказе настолько очеловечена, настолько вписана в мир авторских эмоций, что читателя не покидает ощущение полной и гармоничной слиянности человека и родной стихии. Таким образом, мы можем утверждать, что картина мира Р.Мухамадиева, воплощённая в его прозе, в соответствии с типологией, предложенной В.Е. Хализевым, соответствует определению «обновлённая классическая (неоклассическая)», поскольку вбирает в себя «представления как об извечной динамике универсума и неустранимых диссонансах в его составе, так и об устойчивости, упорядоченности бытия и его гармонических начал» [5, с.26]. Знакомит читателя с картиной мира писателя пейзажный дискурс рассказов и повестей, важной чертой которых является вселенский динамизм, цельность и гармоничность. Очень важно отметить, что под картиной мира литературоведы понимают «мир в представлении человека-субъекта. Структурными элементами картины мира являются субъектная сфера, пространственно-временной континуум, образная организация, сюжет»[3, с.26]. И, действительно, в творчестве Р.Мухамадиева поэтика контрастов, яркая восточная метафоричность соседствует с – импрессионистскими мягкими полутонами; явно идущая от восточной поэтики афористическая заострённость нравственных сентенций и нормативная определённость тематики – с психологизмом, с интонацией вопроса, намёка и раздумья. Основной тон произведений писателя – исповедальность, искренность признаний. Обращаясь к осмыслению бытия, автор достигает философских глубин, стремление к познанию сущности жизни и смерти, добра и зла, места человека в мире у него, несомненно, присутствует. Ощущением зыбкости, призрачности времени проникнуты рассказы «Мадам Аннет», «Капризуля», «Крылья ангела», «Пряничные сны», повести «Наличники», «Белые скалы. Его рассказы можно сравнить с четырёхгранными сотами, которые заключают не только мёд, но и горечь наблюдений над своим временем: «Когда-то сделанные, пусть не отличающиеся прочностью, узорчатые наличники, карнизы, ворота и даже заборы были главной приметой Лучистой Поляны. Не только у деревни – у каждого дома было своё лицо... Да и только ли в том дело? Не только в наличниках, вернее, в их отсутствии, чувствуется тревожный признак чего-то непоправимого. В конце концов, можно жить и без них. Горько, когда гаснет стремление к красоте. А само понятие «красота»? Уж не перестало ли оно быть общественным, не спряталось ли за замками личных домов, квартир? Изобилие, богатство прут наружу, занимая место тихой красоты» [1,с.318]. Интересно, как писатель пользуясь различными средствами (здесь мы имеем в виду образную систему, звукопись, созвучие образов-метафор) передаёт и динамику восторга и разочарования, зрелости и мудрости – целую гамму чувств человека…
В рассказе «Глаза души» Р.Мухамадиев обнаруживает социальную и психологическую наблюдательность. Автор ведёт повествование в неторопливом, раздумчивом ритме, что и ритм жизни героя. Внимательно всматривается он во внутренний мир незрячего Зуфар абыя. Главная причина его переживаний – одиночество. Обида. А тут ещё и деревенские судачат. Мысли Зуфар абыя, подобно «ручейку, текущего по мелким камушкам», меняя направление, оспаривают одна другую, причиняя ему душевную боль. Нет, не за себя, а за людей, за их очерствелые души страдает он: «Не бойся, братишка, уже надоели неискренние слова. Все относятся ко мне как к несчастному человеку. Только и слышишь: «Братишка Зуфар», да «Зуфар абый». Любят меня… А за что? За то, что играю на гармони? Нет! Они жалеют меня, жалеют. За то, что я вот такой!»…[1,с.180].
Изображая взаимоотношения отцов и детей в современной жизни, Р.Мухамадиев отмечает возросший потенциал душевного эгоизма, черствости и равнодушия молодых людей. Этой проблеме посвящены такие рассказы, как «Ранняя осень в деревне», «Удравший балеш», «Жук» и др. Традиционные, испокон веков ценимые женщинами ценности – любовь, семья, ребёнок, слагаемые понятия Дом, – под пером Р.Мухамадиева обретают особое звучание. Согретая авторской любовью из рассказа «Ранняя осень в деревне» тётушка Фатыма вызывает к себе не жалостливое, а уважительное чувство. Её «жизнь протекла, как большая река. Нет, не протекла, а всё течёт, не больно-то показывая глубину. Чего только не было на её берегах, какие льдины сплыли вниз по течению, истаяли. Да на расстоянии – что за удивление, вблизи же – изумляться и окатываться тревогой…»[1.с.20]. В образе тётушки Фатымы воплощает прозаик свой идеал женщины, сумевшей через всю жизнь пронести верность мужу Мухаметвали. Фатыма-апа неизменно принципиальна, ненавидит ханжество, лицемерие, нравственную нечистоплотность. Она не попрекнула Эльмиру, не рассказала о легкомысленных увлечениях молодой женщины мужу. Эльмира не живёт – скользит по жизни в поисках эфемерного счастья. У этой женщины как бы несколько правд одновременно. Она любит мужа, увлекается деревенским парнем, не обделяет ласками тех, кого судьба посылает на её пути. Автор, опираясь на народную мудрость (всегда к месту вспоминая ту или иную пословицу, поговорку), пытается понять современных молодых людей, слишком уж по-разному смотрящих на жизнь. Перед нами возникает диалог тётушки Фатымы и горожанки Эльмиры, диалог двух поколений:
– И как вы живёте совсем одна? – Никто вас не видит по утрам. И ведь не месяц, не год, а так долго-долго. Как представлю… Нет даже представить страшно. – Кто же выбирает для себя? Жизнь по-своему поворачивает. Пусть тебе пух под ножку стелется. А я уж потерплю. – Зачем? – Бог всё знает и сердцем движет. Для нетерпения уздечка есть. – Какая уздечка? – Долг, – сказала тётушка Фатыма.– Так-то, доченька. – И вы за эти сорок лет ни разу не полюбили? – Я мужняя жена, а не вертихвостка. Голова ещё в порядке.
Как трудно им понять и принять друг друга! Потому великий смысл видит прозаик в самом институте семьи – это отчаянная попытка человека победить всесокрушающее время. Вкус и чувство меры позволили писателю обойтись, рассказывая о столь сложных жизненных перепетиях, без пикантных деталей. Лишь в нескольких портретных описаниях, сделанных в духе гиперреализма, прозаик, на наш взгляд, чрезмерно натуралистичен. Автор напоминает какой невосполнимой утратой для общества является пропадающий втуне морально-этические ценности старшего поколения.
В рассказе «Удравший балеш» писатель, повествуя о жизни своих персонажей с чуть заметной улыбкой, тщательно и обстоятельно прописывает мир, в котором живут его герои. В характеристике таких персонажей как Байрамгали, Миляуши, Амины, Сулейман абзыя и других на первый план часто выходит особая этическая оценка. В рассказе писатель показывает себя мастером живого диалога. В афористичных репликах героев ощутимо проступают разные характеры и темпераменты. В начале 90-х годов ХХ века Р.Мухамадиев обращается к исторической теме и пишет роман «Мост над адом». Был ли случайным, неожиданным этот поворот к исторической теме или же он подготовлен сложной эволюцией творческого пути прозаика? Думается, верно последнее. История и современность не отделены друг от друга каменной стеной, они связаны между собою невидимыми, но прочными нитями, и нельзя вполне понять современность, не исследуя глубоко её истоки, таящиеся в пластах минувших эпох. Созданию романа предшествовала серьёзная работа по изучению эпохи, сохранившихся документов славного сына татарского народа Мирсаида Султан-Галеева. Писатель рисует образ Султан-Галеева, «по воле судьбы оказавшегося рядом с Лениным и Троцким и являвшимся первым заместителем Наркома по делам национальностей И.Сталина» [2,с.479]. Перед нами личность яркая, но в то же время и трагическая. Само положение Султан-Галеева, «выдающегося идеолога и практика национально-освободительного движения народов Востока» и одновременно «жертвы большевистского режима» содержит в себе ядро противоречия столь острого, что оно не может не вызвать нравственной коллизии. Мучимый недугами, он находит в себе силы для противоборства с жестоким представителем «режима». Перед лицом неизбежной гибели Султан-Галеев говорит о Родине, о мире, о людях, о том, что представляет неиссякаемый интерес для истории, а значит и для народа. Характерны, в частности, последние слова Султан-Галеева: «Ах, мой народ! Видишь, как нелегко пройти по мосту Сират, который тоньше волоса, острее лезвия клинка. И всё же я верю, что…Закончить фразу ему не дали. Её оборвал глухой звук выстрела»… [2, с.478]. Образ Султан-Галеева– не единственная удача писателя в романе. Художественно убедительны и другие образы. Особенно удались автору образы Заки Валиди, Хади Атласова, Раузы, Шамиля Усманова изображён и коварный Лаврентий Берия. В столкновении Султан-Галеева и представителя «режима» Л. Берии автор воспроизвёл не только противостояние двух конкретно исторических, политических тенденций, порождённых эпохой, но нечто большее. Перед нами извечное столкновение добра и зла в их обнажённой сущности. На одном полюсе свет знания, забота о благе человечества, на другом – своекорыстие, невежество, раздувшиеся до невероятных размеров амбиции. И этот аспект делает роман Р.Мухамадиева особенно современным и по-настоящему актуальным. Несмотря на трагический финал, роман оптимистичен. Среди произведений Р.Мухамадиева есть и роман «Тени в сумерках», книга о быте и бытие, о делах и буднях правящей «перестроечной элиты», о том, как добывается власть и вершится «большая политика». В эпиграфы взяты слова автора: «Героев моего произведения, прошу: не ищите в высоких кабинетах и стадах, что пасутся на просторах необъятной страны нашей. Если кто-то себя увидел, то простите, я тут ни при чём. Все равно мои бараны лучше» [1,с.402]. Роман «Тени в сумерках» столь же захватывающе-остросюжетен как и «Мост над адом». Автор начинает с чудовищной фигуры Фаляха, линия же Лейсан выводит на драматическую ситуацию: честная девушка в бесчестном окружении. Так из небольших, но впечатляющих деталей встаёт «славный жизненный путь» Фаляха Экзамыча, Алмаза, Исмагиль абыя и других персонажей. По воле автора, герои романа постоянно как бы «проговариваются», разоблачая себя той или иной, казалось, совсем случайной, репликой: «Богатство, дорогой мой друг Алмаз, это такая штука, которая сегодня есть, а завтра ты можешь пойти с протянутой рукой и никто тебе не подаст. Ты умный парень, надеюсь, что всё понимаешь как надо. А если не будет ни денег, ни положения, никто с тобой даже здороваться не станет. Ни друзьям, ни врагам, ни даже любимой жене уже будешь не нужен. Так ведь?!»[1,с.508]. Прозаик не жалеет сатирических красок для образа Фаляха Экзамыча – самодовольного чиновника, ничего не делающего бескорыстно…. Главное его свойство – это, пожалуй, гибкость, умение ловко лавировать в различных обстоятельствах. Если вышестоящее начальство потребует, он вмиг «перестроится», хотя сущность его при этом останется неизменной. Однако реалистическое изображение жизни в романе не исключает лиризма, романтического пафоса. В романе «Тени в сумерках» прозаик показывает, что в изменившемся мире по-прежнему любовь, преданность ей, память остаются важнейшими точками опоры, помогающими человеку узнавать и преобразовывать мир, стойко переносить удары судьбы. Потому так горячо отстаивает свою любовь, спорит с Фаляхом юная Лейсан, героиня романа «Тени в сумерках». И оказывается, что нет на свете страшнее чувства, чем ощущение полной своей свободы от общественных, родственных, профессиональных связей. Потому так искренне звучат слова Исмагиль абыя, утешающего своего начальника и родственника Фаляха, ушедшего с высокого поста не по своей воле:« А ты, братик, не убивайся особо. Ну и что, что ушёл ты из этой власти. Что-то изменилось? Что, земля встала, небо упало? Ничего подобного!… Вы же не приспособлены жить, как обычный человек в нормальных условиях. Живёте вы, как тени … Как тени в сумерках. А сумеркам как бы долго они не затянулись, всё равно когда-то приходит конец» [1,с.638]. Повествование подкупает глубоким психологизмом. Писатель пытается раскрыть потаённые движения души своих героев, проследить, как совершается процесс нравственного созревания. Р.Мухамадиев успешно работает и в автобиографическом жанре. Известно, что автобиографический жанр дает неограниченные возможности индивидуального и неповторимого проявления таланта [4, с.147]. Автобиографические рассказы непритязательны по сюжету, но несут в себе глубокую мысль, большой эмоциональный заряд. Это могут подтвердить такие произведения, как «Капризуля», «Два Андрея», «Счастье наших матерей» и т.д. Автор в своей цепкой детской памяти запечатлел то, что позволило ему утверждать главное: «Секрет счастья наших матерей, видимо, в глубокой привязанности к родному дому, к родной земле. Они больше чем кто-либо другой, чувствуют её тепло и берегут. Матери – хранительницы наших корней и тёплого семейного очага, ведь пока живы наши мамы, мы – всё ещё дети…» [1,с.170]. Он обращается не просто к воспоминаниям, а воссоздаёт из пережитого то, что запечатлелось наиболее ярко. Известно, что сравнение , метафора тонко и точно характеризуют не столько сравнительный предмет, сколько самого рассказчика , того , кто сравнивает , потому черпаются из глубинных сфер его сознания, из подсознания , обусловленной генетической памятью народа, к которому рассказчик причастен. Следует отметить, что предисловие и финал рассказа «Крылья ангела» оченьэффектны: «С теченим лет всё чаще вспоминаются детские и отроческие годы. Вот и я , видимо, приблизился к таким дням. Стоит остаться одному, как всплывают воспоминания…Возможно, кому-то покажется смешным – разве можно задумываться, не ведая о чём. А у меня бывают моменты, когда не знаешь:то ли смеяться, то ли плакать. Вероятно, это от одиночества…Вдруг, откуда не возьмись, возникают, точно табун, и, обволакивают разные мысли…[1,с.171]. Как видим, слово в его рассказах образно, содержание глубоко философично. Автор экономен в метафорах, не разрушает их своими объяснениями. Здесь есть психологически точные детали, хорошо выписаны образы персонажей. И это задевает душу, заставляя снова и снова мысленно возвращаться к рассказу. Его рассказам веришь, потому что в них заключена правда жизни. Хорошо известно, что у каждого человека свой путь к творческой зрелости, свои рубежи. И может быть, чем он тернистей, чем напряжённей искания, тем большей искренностью, глубиной дышат его произведения. Поэтому даже сквозь детские воспоминания и «рассказы-были» Р.С.Мухамадиева пробивается интонация мудрая и светлая: «Моя родная тишина…Она во мне и со мной навеки. Разобиженный, но такой родной голос отца, ласковый голос матери. Перед глазами проходит вся жизнь родителей, вырастивших семерых детей и на склоне лет оставшихся одинокими в опустевшем доме. Я слушаю и не могу отвернуться от властного зова этой тишины. Голосом мальчугана Айдара она говорит мне: «Какой ты сын, сын тот, кто живёт в этом доме»[1,с.151].

Выводы. Ринат Мухамадиев – талант крупный, многогранный. Тематика его произведений разнообразна: это и философские размышления о жизни и смерти, о любви, о человеческом долге, рассказы о природе родного края. Его произведения презентуют картину мира писателя, важным свойством которого является цельность, гармоничность и динамизм. В центре творчества Р.Мухамадиева – человек созидающий, всегда неразрывно связанный с землёй. Эмоциональная палитра его произведений исключительно богата.

Ф. А. Сеферова,

доцент Крымского инженерно-педагогического университета

г. Симферополь